ruscommie (ruscommie) wrote,
ruscommie
ruscommie

  • Mood:
  • Music:

Одна куна крови

Недавно катался в Будапешт, о чём есть фицияльный репорт и фоторепортаж из серии "Убей фотографа!". Перемещался я поездом, а не самолётом. Во-первых, это дешевле, во-вторых, гораздо интересней (хотя и затратней по времени), а в-третьих, больше шансов вляпаться в приключения (о том, как я катался в Прагу и что из этого вышло, я ещё расскажу).

Хочу рассказать об одном небольшом эпизоде.


Дело было уже тогда, когда я возвращался из Будапешта в Москву. Венгерские товарищи проводили меня до поезда, и я попал в распоряжение проводников вагона "Загреб - Москва". Проводники являли собой живописное зрелище. Это были два отмороженных мужика самого бандитского вида с хитрыми глазами отъявленных контрабандистов. Ничуть не стесняясь, они разгуливали у вагона в затрапезном виде, отпуская солёные шуточки в адрес прохожих и своих пассажиров.
Я показал свой билет одному из них, а тот вдруг заинтересовался значком у меня на груди. Рядом с партийным значком РКРП был прикреплён ещё один круглый значок, подаренный венгерскими товарищами.
- О, кто это? - спросил проводник, тыча пальцем мне в грудь.
- Это Янош Кадар, - ответил я.
Бандюган оживился и начал расспрашивать, найдены ли его останки и восстановлена ли могила. (Кто не в теме - см. репорт.) Мы рассказали о ситуации с этим вопросом. Мужик сочувственно покачал головой и, перемежая слова матом, сказал:
- Зачем же мёртвого трогать? Кто бы он ни был, но он возглавлял страну. Какие у##ки могли такое сделать!..
и т.п. в том же духе.
Я забрался в своё купе под бдительным присмотром второго проводника, который, глядя на партийный значок, доброжелательно сообщил мне, что "коммунисты - народ плечистый". Сразу после этого он принял в вагон четырёх пассажиров - студентов из Германии - и повёл их в предназначенные для них купе, громко оглашая коридор шутками по поводу приёма в нашем вагоне "дорогих гостей из Германии". На "дорогих гостей" печально было смотреть. Хорошо, что они не понимали по-русски.

Но это всё присказка, так сказать, общий фон.

К моему сожалению, моё купе оказалось не пустым. В нём уже сидел один человек. Это был мужик лет пятидесяти. Сравнительно высокий, очень худой, жилистый, поджарый. Волосы коротко стрижены. Характерные западэнские усы. Кожа смуглая, почти чёрная от солнечного загара. Руки грубые, привыкшие к труду. Речь тороплива и невнятна.
Очень выразительные глаза. В них можно было уловить затравленность, тоску и безысходность. Мужик действительно выглядел забитым. Он сидел у окна и читал какую-то тошнотворную бульварную прессу, кажется, об ужасах "кровавой гэбни". Когда я вошёл, он почти опасливо посмотрел на меня. Поняв, что у меня нижнее место, он засуетился и спросил, не собираюсь ли я прямо сейчас лечь спать. Ему было жутко неудобно, что он занимает моё место. Поскольку время было примерно так семь вечера, я успокоил его и присел. Через некоторое время явился первый проводник, уже голый по пояс (что можно понять, учитывая тридцатиградусную жару). Привалившись к косяку, он хитро улыбнулся и поинтересовался, хорошо ли я устроился. Затем, небрежно кивнув на мужика, сказал:
- Он до Чопа едет, так что скоро будешь один в купе. Ну а если кто-то ещё подсядет - может быть, решим проблему.
Я вежливо поблагодарил. Меня покоробило, что проводник сказал о моём попутчике в третьем лице, как о какой-то вещи, но я не подал виду.

Мужик весь вечер вёл себя так, будто бы ему было стыдно за своё присутствие в купе, за то, что он вынужден меня стеснять, вынужден просить проводников налить ему кипятку, вынужден занимать место в коридоре. Если я выходил в коридор и высовывался в окно вагона, наблюдая за пейзажами, а ему тоже хотелось свежего воздуха, он аккуратно вставал в метре или двух от меня и молча ждал, пока мне не наскучит торчать у окна. Несколько раз он переспрашивал меня, не собираюсь ли я спать, выражая тем самым готовность переместиться на третью полку или даже в коридор, лишь бы не доставлять мне неудобств. Мне, в свою очередь, было чертовски неудобно за такой подход, и я сам старался не создавать мужику каких-то лишних неудобств, уступал ему место у окна и нарочно не ложился спать подольше, чтобы не заставлять его карабкаться на третью полку. Короче, я постарался отнестись к нему по-человечески. И похоже, что для него такое отношение оказалось в новинку.

...Мы сидели в купе. Я тыкал стилосом в КПК, а мой спутник поглощал содержимое бульварной прессы. Перекидывались мало значащими фразами. В свои слова я вкладывал уважение и дружелюбие, чтобы ненароком не обидеть и без того забитого человека.

Спустя некоторое время он отложил газеты. Некоторое время с отчаянным выражением лица смотрел в одну точку. Я украдкой наблюдал за ним, чувствуя, что им овладели какие-то переживания. Мне показалось, что в его глазах стояли слёзы; впрочем, в купе было слабое освещение, я мог и ошибиться.

Вдруг мужик обернулся ко мне, протянул пригоршню монет в ладони и пробормотал что-то невразумительное, вроде "Возьми". Руки его крупно тряслись, а пронзительный взгляд усиливал то впечатление, которое у меня сложилось вначале.
Я недоумённо воззрился на кучу монет. Затем взял одну, принялся рассматривать. Это была одна куна - хорватская монета. Мужик, словно боясь, что я его не дослушаю, начал торопливо бормотать:
- Смотри... На ней соловей нарисован...
Затем он переворачивал другие хорватские монеты. Там были нарисованы другие животные. Я слушал его с недоумением, никак не мог понять, зачем он показывает мне эти монеты, зачем он сам их так рассматривает. А мужик всё рассказывал и рассказывал, торопливо и невнятно говорил сперва про монеты, а потом про свою жизнь.

Он обычный украинский рабочий, родом из Чопа. Сварщик. В Чопе работы нет. Вокруг тоже работы нет. Ему подсказали, что можно поехать на заработки в Хорватию. Притом не нелегальным иммигрантом, а даже вполне себе легальным. Он поехал в Загреб. И даже устроился. Этот рабочий ещё с советского времени обладал высокой квалификацией. Таких ещё ценят.
Он проработал в Хорватии год. Рядом море, климат таков, что зимой тепло, а все остальные времена года - жара. Летом - адская жара.
Рабочие вкалывали по 12-14 часов в сутки. Каждые сутки. Выходные отличались от будней укороченным рабочим днём, не более того. Изо дня в день, из месяца в месяц, целый год. И это легальная рабочая сила, как же тогда работает нелегальная? Рабочий рассказывал о каторжных условиях труда. Фирма, которая их подрядила, устроила в прямом смысле потогонную, тейлоровскую систему. Каждая минута рассчитана, никуда нельзя отлучаться. Палящее солнце грозит привести к удару, пот заливает глаза, голова кружится, руки дрожат. Но надсмотрщики ("мастера") постоянно подгоняют: "Скорей! Скорей!" Напомню, это не погрузка-разгрузка, не укладка кирпичей, это сварка. В сутки надо выполнить как можно большее число заказов. Не все выдерживают такой режим, но на вакантное место всегда полно желающих. Он - выдержал целый год. Потом жинка написала ему - шабаш, возвращайся домой. И вот он возвращается. У него в карманах - евро и куны, банкноты и монеты, в каждой из которых заключена частица каторжного труда в нечеловеческих условиях. Заработал немного денег для своей семьи...

Уже к полуночи мы пересекли венгерско-украинскую границу, прошли контроль и подъехали к Чопу. Мужик торопливо собрался и вышел из купе, пожав мне руку и пробормотав: "Удачи тебе!"

А мне на память об этой истории осталась монета достоинством в одну куну. Маленькая частичка труда моего случайного попутчика. Пот, кровь и слёзы, отлитые в металл с изображением соловья. И ещё взгляд, который я надолго запомню.

1 куна

Subscribe

  • Зачем преклонять колено? BLM и манипуляции

    За последний век буржуазия мастерски научилась подбрасывать трудящимся ложные цели, ложные ценности, направлять их за ложными маяками. В России…

  • Девятаев. Эпизод 6

    Пожалуй, последний пост о фильме "Девятаев". Если после этих мини-рассказов хоть кто-то из моих друзей возьмётся почитать мемуары Михаила Петровича…

  • Девятаев. Эпизод 5

    В своём обзоре на лживый фильм "Девятаев" Дмитрий Пучков упоминает забавный эпизод о том, как главный герой влёгкую познакомился с заключёнными,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments